Брюс М. Мецгер Ранние переводы Нового Завета Содержание - страница 7

духи и жизнь». Томпсон комментирует: «Рукописи OL, а, с, f, Vg и Тертуллиан [Ressur. Carn. 37], поскольку подлежащее verbo, стоит во множественном числе, ставят Spiritus sunt et vita (с вариантами), что объясняет происхождение столь странного искажения. Возможно, нет нужды сразу предполагать какую-то двуязычную латино-коптскую версию: подобное чтение может происходить из глоссы греко-латинского двуязычного текста»557.


Издатель файюмского Евангелия от Иоанна (Р. Mich. Inv. 3521) Э. Хассельман сопоставила его с версиями Иоанна на других коптских диалектах558. Результаты следующие: в тексте есть 25 чтений, нигде более не засвидетельствованных. В 68 случаях он согласуется с саидской версией против бохайрской, 30 раз - с бохайрской против саидской. Особый интерес представляют три места с пропусками, обнаруживающими тесную близость субахмимского Q с папирусом Mich. 3521. Обе рукописи опускают в 9:9, и обе (а также бохайрский папирус Бодмера III) опускают в начале стиха 13:32. Может быть, даже еще важнее то, что в обеих рукописях опущен весь стих 9:38 и первые четыре слова стиха 39.


Особенности бохайрского папируса Бодмера III уже неоднократно упоминались в предыдущих разделах559. Вот еще одно уникальное чтение, засвидетельствованное, кроме этой рукописи, только в . В Ин 13:5 во всех других рукописях читается: «влил воды в умывальницу» (είς τόν νιπτήρα), но и папирус Бодмера дают чтение ποδονιπτήρα, т. е «резервуар для омовения ног». Происхождение такого чтения неясно, но в любом случае это еще один пример тесной близости между коптскими версиями и греческими рукописями Бодмера.


Другой замечательный пример соответствия греческих папирусов и коптских переводов - чтение «Я - пастырь овцам» (Ин 10:7), которое можно обнаружить в, трех коптских текстах, саидской версии, файюмской версии Евангелия от Иоанна IV в. из Мичигана и в ахмимском тексте двуязычной рукописи V в. 380 из Страсбурга.560 Столь раннее и предположительно независимое свидетельство навело Вайгандта561 на мысль, что чтение ό ποιμήν должно рассматриваться по меньшей мере как равноценное традиционному ή θύρα.


Как уже отмечено ранее, текст Деяний на среднеегипетском диалекте из кодекса Глазье относится к западному типу. Говоря точнее, многие типично западные чтения, доселе известные по кодексу Безы, старолатинской рукописи Флери (h) и маргиналиям в Гераклейской сирийской версии, оказывается, были в ходу также и в Египте. Из примеров можно назвать следующие562:


Деян 1:1: избранный проповедовать Евангелие


2:37: что нам делать? Покажи нам!


5:36: выдавая себя за кого-то великого


6:15: ангела, стоящего среди них


12:21: и говорил к ним, и согласился с тирянами


13:43: И Слово распространилось по всему городу


14:25: Атталию и проповедовали там


Есть и много других чтений, которые напоминают западные, но нигде более не засвидетельствованы. Можно назвать следующие примеры563:


2:25: Давид говорит в Псалмах


6:1: у дьяконов из евреев вдовы эллинов были в пренебрежении


7:31-34: (текст дополнен несколькими пространными цитатами из Пятикнижия)


7:42: в книге пророков, ^ Амоса пророка 7:48: пророк Исайя 8:35: Тогда Филипп положил начало от сего Писания, и теперь был в духе, (и) начал объяснять ему из Писаний, и благовествовал ему о Господе Иисусе Христе


8:39: Когда же они вышли из воды, ^ Дух Святой сошел на евнуха. Но Ангел Господень восхитил Филиппа от него


11:30: к пресвитерам, бывшим в Иерусалиме


12:8-9: и иди за мною. Но он схватил его, и потянул за собой, и вышел с ним, и Петр последовал за ним.


^ V. ГРАНИЦЫ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КОПТСКОГО ЯЗЫКА (САИДСКОГО ДИАЛЕКТА)

ПРИ ПЕРЕДАЧЕ ГРЕЧЕСКОГО564


Дж. Мартин Пламли (J. Martin Plumley)


Можно было бы ожидать, что в Египте, с его всемирно известной школой греческой грамматики в Александрии, перевод греческих писаний на родной язык страны не вызвал затруднений, а греческий оригинал восстанавливается по полученному переводу довольно точно. Однако, хотя во многих отношениях коптская565 версия Нового Завета оправдывает эти ожидания, есть немало случаев, когда она не может помочь, а если и представляет свидетельство, то сомнительное. Ибо мало того, что возможности одного языка в передаче другого, естественно, ограниченны, — всегда следует также помнить, что переводчик иной раз, порой по ему одному известным причинам, изобретает при переводе такие ненормальные конструкции, которые никогда бы не употребил в оригинальном сочинении. Поскольку в восстановлении первоначального греческого текста Нового Завета возможности коптской версии ограниченны, цель данного раздела — указать на некоторые из этих ограничений. Но следует еще помнить, что в общем и целом коптская версия может быть очень полезна для тех, кто занимается критикой текста; кроме того, она сохранила очень древние традиции толкования некоторых мест и потому может представлять интерес и для специалистов по истории и развитию христианского учения.


Христианство, придя в Египет, застало многовековую традицию письменности, но проповедники новой веры решили, что для обращения в христианство следует пользоваться новой системой письма. Старая система, хотя и могла бы выражать новые истины, была и слишком сложна, и безнадежно осквернена множеством символов древнего закоренелого язычества. Новая система письменности основывалась на унциальной форме греческого алфавита, с добавлением семи дополнительных знаков из демотического письма для звуков, которых греки не знали. Такой измененный алфавит годился для передачи фонетики любого из коптских диалектов, на которых говорили тогда в долине Нила.


Полностью Новый Завет представлен на двух диалектах коптского языка — саидском и бохайрском; гораздо менее полно — на ахмимском, субахмимском и файюмском, ранних диалектах, со временем уступивших место саидскому и бохайрскому. Кроме того, есть небольшие фрагменты с текстами на других диалектах, свидетельствующие о раннем проникновении христианства в разные районы Египта.


Похоже, что к VI в. в Египте утвердился стандартный текст коптской версии Нового Завета, и с этого века варианты его стали скорее исключением, чем правилом. Тщательное сравнение сохранившихся коптских переводов Нового Завета до VI в., возможно, было бы очень плодотворным исследованием, особенно в том, что касается западных чтений.


Хотя коптская версия действительно может быть полезна при попытках восстановить оригинальный греческий текст Нового Завета, всегда следует помнить об одной важной, доминирующей особенности коптского языка. Коптский язык, как и его прямой предок древнеегипетский, — язык со строго фиксированным порядком слов в предложении. В нем нет падежных окончаний, и порядок слов играет главную роль. В самых ранних письменных свидетельствах языка долины Нила нормальный порядок слов следующий: ГЛАГОЛ - ПОДЛЕЖАЩЕЕ - ДОПОЛНЕНИЕ - КОСВЕННОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - НАРЕЧИЕ (ИЛИ ЭКВИВАЛЕНТ НАРЕЧИЯ). За много веков в языке произошли изменения, особенно в выражении различных категорий глагола. Но основные составляющие предложения оставались неизменными: ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ГЛАГОЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ - ПОДЛЕЖАЩЕЕ -ГЛАГОЛЬНЫЙ КОРЕНЬ - ДОПОЛНЕНИЕ - КОСВЕННОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - НАРЕЧИЕ (ИЛИ ЭКВИВАЛЕНТ НАРЕЧИЯ). Может показаться, что для древних египтян и их наследников коптов глагольное действие — самое важное в предложении и поэтому выносится в начало, как обычно делается при эмфазе. Так, перевод простого греческого предложения «Моисей записал Закон для наших отцов» в переводе на коптский выглядит так: «Сделал (глагольный показатель перфекта) — Моисей — записать — Закон — для наших-отцов».


Сравни Лк 2:9: καί άγγελος κυρίου έπέστη αύτοΐς καί δόξα κυρίου περιέλαμψεν αύτούς, что переведено на коптский как , буквально примерно так: «И был ангел Господень явиться им, и была Слава Господа воссиять им».


Однако в целях эмфазы, а иногда, конечно, и чтобы как можно ближе отразить греческий порядок слов, в коптском языке подлежащее или дополнение может выноситься в начало, а на его обычном месте в предложении ставится обобщающее местоимение.


Например, Мф 19:23: Ό δέ 'Ιησούς εΐπεν τοΐς μαθηταΐς αύτού на коптском языке передается: , букв.: «Иисус же, сказал-он его-ученикам». Подобно этому Мф 19:17: ό δέ εΐπεν αύτώ на коптском выглядит так: , букв.: «Он же, сказал-он ему». Ср. также Ин 10:27: τά πρόβατα τά έμά τής φωνής μου άκούουσιν, в коптском: , букв.: «Мои-овцы я, они-(постоянно)-слушают мой-голос».


Точно так же возможно сделать эмфазу на дополнении.


Например, Лк 18:21: ταύτα πάντα έφύλαξα έκ νεότητος,, в коптском же: , букв.: «Эти все, я-сохранил их от-моей-юности»; и Ин 9:25: έν οΐδα, в коптском: , букв.: «одно, я тот-который-знаю его».


В ряде случаев, когда нет эмфазы на подлежащем, но переводчик желает максимально приблизить коптский текст к греческому оригиналу, подлежащее может ставиться после сказуемого, с частицей .


Например, Ин 11:12: είπαν οΰν αύτώ οί μαθηταί, в коптском переводе: , букв.: «сказали-они ибо Ему, то есть ученики». Также Ин 11:17 Έλθών ούν ό 'Ιησούς, коптский: , букв.: «Когда-он-пришел ибо, то есть Иисус».


В ряде случаев в начало предложения могут выноситься и подлежащее, и дополнение; на их обычное место при этом ставятся обобщающие местоимения. Любопытный пример можно видеть в 1 Кор 1:22 и 23:


έπειδή καί 'Ιουδαίοι σημεία αίτοϋσιν καί ''Ελληνες σοφίαν ζητοϋσιν... Ίουδαίοις μέν σκάνδαλον, έθνεσιν δέ μωρίαν, коптский: , букв.: «Ибо евреи знаки они-требовали их, греки же (при том что)-они-ищут мудрости... Евреи — искушение им это, безумие же это язычникам».


Здесь, очевидно, коптская версия старается как можно ближе передать греческий текст.


Следует отметить: для коптского сознания было совершенно логичным, что при переходном глаголе непременно стоит дополнение; поэтому дополнение, обычно местоименное, гораздо чаще встречается в коптском тексте, чем ожидалось бы. Таким образом, если греческое ούκ έφυλάξατε (Деян 7:53) на коптский переводится букв. «вы не сохранили этого», это не обязательно означает, что в оригинале было дополнение αυτόν. В коптском языке дополнение при определенных глаголах, особенно , «следовать», и , «сказать», ставится регулярно, и было бы опрометчиво на этом основании считать, что оно стояло здесь и в оригинале.


Вообще говоря, в коптском, как и в древнеегипетском, наречие или его эквивалент не может стоять в начале предложения. Единственное регулярное исключение из этого общего правила - когда наречие или его эквивалент обозначает время.


Например, Ин 1:1: Έν άρχή ήν ό λόγος на коптский переводится , букв.: «в-на-ча-е оно-было, то есть Слово». См. также Лк 10:21: Έν αύτή τή ώρα ήγαλλιάσατο переведено на коптский как , букв.: «в-час же тот он-возрадовался».


Поскольку по правилам наречие или его эквивалент ставится в конце предложения, в коптском его эмфазу, если это нужно, обозначают особые формы глагольного показателя — вторые времена.


Например: Лк 13:28: έκεΐ έσται ό κλαυθμός καί ό βρυγμός τών οδόντων, что переведено на коптский как , букв.: «И (при том что)-плач будет там и скрежет зубов». Также Лк 7:14: νεανίσκε, σοί λέγω, έγέρθητι, в коптском: , букв.: «Юноша, (при том что)-я-говорю это тебе, встань».


Это нормальный способ эмфазы наречия или его эквивалента в коптском языке, и потому перевод из Лк 20:2 , букв, «(что)-ты-делаешь это какой властью?», со сказуемым в форме настоящего II, точно передает греческое έν ποία έξουσία ταΰτα ποιείς и вовсе не заставляет предполагать вариант ποιείς ταύτα έν ποία εξουσία.


Следует отметить, что подобный способ акцентирования наречия в коптском языке может свидетельствовать о том, как толковались определенные места Нового Завета в ранний период — особенно если в греческом оригинале на этом месте наречие или его эквивалент никак особо не выделены.


Например, Мф 1:22: Τοΰτο δέ όλον γέγονεν ϊνα πληρωθή τό ρηθέν υπό κυρίου διά του προφήτου, на коптском: . Перфект II глагольной формы , «(при том что)-оно-стало», означает, что в данном предложении эмфаза делается на исполнение слов Господа, а не на само событие. Значит, коптскую версию следует понимать так: «Именно чтобы исполнилось то, о чем говорил Господь через пророка, все это произошло».


Хотя наречие (или его эквивалент), как правило, не может стоять в начале предложения, в коптской версии Нового Завета можно обнаружить ряд исключений, особенно в Посланиях. Несомненно, в подобных случаях переводчик осознавал, что в силу особых причин при переводе как можно точнее следует передавать греческий порядок слов.


Так Евр 1:1: Πολυμερώς καί πολυτρόπως πάλαι ό θεός λαλήσας τοις πατράσιν έν τοίς προφήταις, на коптском: , букв.: «Многими способами и многими образами Бог говорил с нашими отцами, сперва через пророков». Там же 11:4: πίστει πλείονα θυσίαν "Αβελ παρά Κάιν προσήνεγκεν τώ θεώ, в коптском: , букв.: «верою Авель принес жертву выше, чем Каин, Богу». Там же 11:8: πίστει καλούμενος 'Αβραάμ ύπήκουσεν, в коптском: , букв.: «верою, когда они призывали Авраама, он услышал».


Для ранних коптских версий характерно также заимствование греческих слов. Позже, особенно в период создания окончательной версии бохайрского перевода, многие из них заменены исконно египетскими. Подобное замещение некогда принятых греческих заимствований свидетельствует о подъеме национальных чувств в Коптской церкви в период после арабского вторжения в Египет в 641 г., когда греческое влияние ослабло и арабский стал все больше вытеснять древний язык долины Нила.


Такое множество греческих заимствований в ранний период христианства в Египте обусловлено тем, что многие термины нельзя было передать египетскими словами — например, μετανοεΐν, παρρησία, χρεία и т. п. Были случаи, когда имелось вполне подходящее египетское слово, но слишком тесно связанное с языческим контекстом; поэтому христиане не считали возможным его использовать и заменяли греческим: напр., σώμα, ψυχή и т. п. Иногда же переводчик отвергал греческое слово оригинала, хотя уже известное в Египте, но имеющее языческую коннотацию. Так, слово Ιερεύς у коптов могло обозначать только языческого жреца; обычно оно заменялось греческим же πρεσβύτερος.


Некоторые греческие слова, употребляющиеся в Новом Завете, кажется, были незнакомы египтянам. Они заменены в тексте более известными греческими словами. Так в Мф 23:25 стоит вместо , в Деян 8:27 вместо , Откр 11:8 вместо , 11:9 вместо .


В транскрипции греческих заимствований существительные и имена собственные обычно стоят в форме именительного падежа единственного числа, безотносительно к их числу и падежу в оригинале. Из-за этого невозможно определить, передает ли коптское (Деяния 8:4) форму πόλιν или πόλεις.


В коптском языке только два рода, и греческий средний род обычно, но не всегда, переводится мужским. Однако окончание именительного падежа среднего рода может и сохраняться: или , или Греческие глаголы стоят в форме повелительного наклонения, единственного числа активного залога, и грамматически трактуются как имена существительные.


При транскрипции заимствованных слов нередки варианты написания, особенно в передаче гласных. Некоторые из них могут быть просто ошибками переписчиков при записи под диктовку, но другие, несомненно, передают изменения, которые претерпело слово, вошедшее в египетский язык задолго до христианства.


В коптском языке не различаются d и t, и греческая буква 948 обычно встречается только в заимствованиях. Но и в этих случаях всегда существовала тенденция заменять на : напр., σκάνδαλον писалось как , а ένδυμα – как . В результате не всегда можно определить, передано ли коптским греческое δέ или τέ (и наоборот, что стоит за коптским : τέ или δέ). Равным образом написание может передавать как греческое ούτε, так и ουδέ.


В коптском языке есть определенный и неопределенный артикли, однако их присутствие или отсутствие в предложении не обязательно обусловлено греческим оригиналом. Например, в коптском языке не ставится определенный артикль перед именами собственными. С другой стороны, в коптском всегда ставится определенный артикль перед словами Χριστός и κύριος, потому что они понимаются как титулы. Если имя собственное стало названием народа, артикль может ставиться: напр., . Этнонимы, особенно во множественном числе, часто имеют определенный артикль множественного числа там, где в греческом оригинале артикль не ставится: напр., Деян 2:9-11. Ср. такое же употребление неопределенного артикля множественного числа в Деян 2:7 — . Как правило, определенный артикль стоит при названиях стран. Но коптское слово , «Египет», похоже, никогда не имеет артикля. Большинство названий городов не требуют артикля, за исключением нескольких, начинающихся с гласной.


Определенный артикль редко ставится перед существительными женского рода или именами собственными, начинающимися с буквы Θ, «тэта»: копты ошибочно считали, что такие слова, как , следует писать , то есть понимали его как некое * άλασσα с придыханием в начале и с коптским определенным артиклем женского рода Т. Обычное написание названия ' Ιεροσόλυμα как или чаще в сокращенной форме , показывает, что оно, как правило, употреблялось с артиклем.


Иногда коптский неопределенный артикль передает энклитику τις..


Хотя в коптском языке довольно много простых и составных предлогов, редко можно с уверенностью установить, какой именно греческий предлог стоял в оригинале. Наиболее употребляемые предлоги άπό, είς, έκ, έν, έπί, κατά, μετά, πρό, πρός, σύν и т. п. — все могут переводиться разными предлогами коптского языка; но это отнюдь не означает, что такой-то коптский предлог постоянно передает один и тот же греческий. Например, άντί, άπό, διά, έκ, παρά, πρό, πρός в разных коптских текстах переводятся составными предлогами, всегда содержащими элемент , исходное значение которого - «распускать, развязывать». Опять же, часто бывает очень трудно передать средствами коптского языка разницу между предлогами έπί и πρό, или πρός и σύν, и т. п.

Конечно, невозможно по коптскому переводу восстановить, была ли в греческом оригинале конструкция с предлогом или, как это часто случается, предлог был опущен и его функцию выполняло падежное окончание. Поэтому, например, невозможно понять по коптской версии Деян 3:16, стояло ли в греческом тексте τή πίστει или же έπί τή πίστει.

В коптском языке есть достаточно союзов, которыми могут переводиться соответствующие греческие союзы. Тем не менее в коптский литературный язык перешли несколько греческих союзов. Очень употребительны άλλά и δέ. Но заимствованное очень часто передает καί греческого оригинала, и невозможно точно сказать, какой именно союз первоначально был в греческом тексте.


Для союза μέν нет коптского эквивалента. Иногда он просто транскрибируется как , но часто передается с помощью все того же .


Хотя в коптском языке есть свои союзы и еще несколько заимствованных из греческого, в нем распространены бессоюзные конструкции; поэтому если в коптской версии нет союза, вряд ли можно возводить это к варианту греческого текста.


В греческом есть разница между частицами ού и μή; в коптском заимствованная греческая отрицательная частица всегда имеет форму МН. Значит, МН в коптском тексте не позволяет с достоверностью сказать, что и в греческом оригинале стояло μή.


Хорошо развитая коптская система глагольных показателей позволяет довольно точно передавать основные временные формы греческих глаголов, но хуже отражает более тонкие модальные различия, особенно сослагательное наклонение. Так, если в коптском стоит форма будущего времени с элементом , нельзя точно определить, передает ли она будущее время изъявительного или аорист сослагательного наклонения греческого оригинала.


В коптском языке существует только активный залог, и нельзя полноценно передать греческий пассив. Пассивный залог существовал в древнеегипетском языке в ранние периоды, но уже в III тысячелетии стал выходить из употребления. В случае надобности его заменяет активная форма третьего лица множественного числа глагола в безличном значении566.


Так, Рим 8:36: ένεκεν σού θανατούμεθα όλην τήν ήμέραν, έλογίσθημεν ώς πρόβατα σφαγής, в коптском: , букв.: «из-за-тебя умерщвляют нас день весь; сочли-нас как овец, что-заклать-их». Некоторые своеобразные буквальные переводы с греческого возникают именно из-за подобного перифраза — как, например, Мф 1:16: 'Ιακώβ δέ έγέννησεν τόν 'Ιωσήφ τόν άνδρα Μαρίας, έξ ής έγεννήθη 'Ίησοΰς ό λεγόμενος Χριστός, в коптском: , букв.: «Иаков же, он-родил Иосифа, мужа Марии, та, (при том что)-породили Иисуса от нее, тот, (при том что обычно)-зовут его Иисус».


Как уже отмечалось, коптский язык благодаря своей системе глагольных показателей мог довольно адекватно передавать основные временные аспекты личных форм греческих глаголов. Но следует признать, что коптский переводчик не всегда мог уловить тончайшие оттенки значения, выраженные той или иной греческой глагольной формой. Например, греческий имперфект довольно часто переводится формами коптского перфекта, они же используются и для передачи греческого аориста. Поэтому невозможно определить, в каких случаях коптский перфект передает греческий имперфект, а в каких аорист. При этом в коптском языке есть также и форма имперфекта. Основное ее значение следующее: некое действие длилось в прошлом времени, но тот период времени, в котором оно длилось, уже закончился. Возможно, именно из-за этой концепции имперфект в коптском используется довольно редко. Можно с уверенностью говорить, что употребление имперфекта в коптском переводе предполагает имперфект в греческом оригинале.


На ранних стадиях в египетском языке были глагольные формы, сравнимые с греческими причастиями; но на последней стадии развития, т. е. в коптском языке, большинство этих форм заменено личными конструкциями, которые можно отличить от настоящего времени и перфекта только по префиксу. Этими спряжениями, известными как обстоятельственное и (более редкое) обстоятельственное в прошедшем, часто переводится греческое причастие, зависимое от личной формы глагола.


Мф 22:41: Συνηγμένον δέ τών Φαρισαίων έπηρώτησεν αύτούς ό 'Ίησοΰς λέγων, в коптском: , букв.: «(при том что)-они-собираются [обстоятельственное] же, то есть фарисеи, он-спросил-их [перфект], то есть Иисус, (при том что)-он-говорит [обстоятельственное] это».


Во многих случаях перевод греческого сочетания «причастие + личная форма» коптским «личная + обстоятельственная форма» обусловлен идиомой коптского языка и не обязательно указывает на соответствующий вариант в греческом.


Мф 26:49: καί εΰθέως προσελθών τώ Ίησοΰ είπεν, Χαίρε, ραββί, в коптском: , букв.: «и тотчас он-подошел [перфект] к-Иисусу, (при том что)-он-говорит [обстоятельственная форма], что: "Радуйся, рабби!"».


При переводе следующего стиха этой главы греческое сочетание «причастие + личная форма» переводится, как часто бывает, двумя личными глаголами без соединительного союза.


Мф 26:50: τότε προσελθόντες έπέβαλον τάς χείρας έπί τόν 'Ίησοΰν και έκράτησαν αυτόν, в коптском: букв.: «Тогда они-совершили-свой-путь [перфект], они-возложили [перфект] свои-руки на Иисуса, они-схватили [перфект] его».


Таким образом, получается, что по коптскому переводу нельзя определить, стояло ли в греческом оригинале причастие или личная форма глагола.


В коптском нет грамматических конструкций, аналогичных косвенной речи; поэтому она переводится прямой речью.


См. Деян 5:36, где греческое άνέστη Θευδάς, λέγων είναί τινα έαυτόν, переведено как , букв: «он-поднялся, то есть Февда, (при том что)-он-говорит это о-себе, что: "Я это"».


В заключение этого короткого обзора следует, наверное, отметить, что можно расширить приведенный список ограничений коптской версии как средства восстановления греческого текста. Тем не менее, хотя приведенный перечень и не претендует на исчерпывающую полноту, важнейшие ограничения в нем, насколько возможно, представлены, причем таким образом, что обзор будет полезен и тому, чьи познания в коптском совсем малы, и тому, кто совершенно незнаком с этим языком.


5881029524748963.html
5881081509121179.html
5881243129415959.html
5881353696263756.html
5881480088918293.html