«Политический портрет Ф. А. Головина» - страница 4

^ Поливиос Димитракопулос
Д.Н.Бантыш–Каменский утверждает, что «Головин не находился в первом походе соотечественников под Азов (1695г.), но во втором (1696г.)».1 Однако, практически все остальные источники в один голос заявляют, что во главе войска, осаждавшего крепость в 1695 году «стояло три генерала: Головин, Гордон и Лефорт».2 Наверное, этот спорный вопрос правильно разрешить, учитывая точку зрения большинства, то есть, вероятнее было бы полагать, что Ф.А.Головин все же участвовал в первом Азовском походе. К тому же особых явных причин не сопровождать императора в столь масштабном предприятии у него не было.

Что касается причин, побудивших русского государя собрать поход на Азов, то они разнообразны. Во-первых, «он решил, что его новую армию пора испытать в настоящей войне».3 Однако, император «не тратил сил на приготовления. Он думал и даже высказывал это в одном из писем, писанных в начале кампании, что она будет продолжением маневров, устраивавшихся в Песбургской крепости».4 Таким образом, это предприятие, учитывая, что серьезных приготовлений к нему практически не велось, вполне можно назвать рискованным – Петр Ι был слишком уверен в военной мощи своей армии, не испытанной еще ни в одном крупном поде, это и явилось одной из причин поражения в первом Азовском походе.

Вторым фактором, побудившим императора учинить поход, было его желание «показаться людям запада, которых он ценил так высоко»1 «в лаврах победителя, чтобы иметь дело с западными суверенами, как равному с равными»2.

Таким образом, основной целью как первого, так и второго Азовских походов было показать мощь русской армии, завоевать авторитет на международной арене, заявить о себе, как о сильной державе, с которой нельзя не считаться.

Несомненно, Ф.А.Головин , движимый чувством и любви к родине, прикладывал огромные усилия , участвуя в Азовских походах. К тому же, для него это проба себя в роли военачальника достаточно крупного войска. Ф.А.Головин достойно вынес те трудности, которыми сопровождались походы. Он не впал в отчаяние после поражения, но напротив, как и сам Петр Ι надеялся, что Азов будет взят русской армией и немало сделала для достижения поставленной цели.

20 января 1695 года было официально объявлено о намерении царя захватить крепость Азов, « служилым людям приказали собираться под началом боярина Б.П.Шереметева»3. Войско включало в себя 120 тысяч человек.

Петр рассчитывал напасть на крепость внезапно, поэтому войско Б.П.Шереметева направлялось к Днепру, где к нему присоединились казаки гетмана Мазепы. Вторая армия состояла из Преображенского, Семеновского, Лефортовского, Бутырского и московских стрелецких полков, она включала в себя 31 тысячу человек, и была разделена на три части, «во главе их стояло три генерала: Головин, Гордон и Лефорт»4. Н.Н.Молчанов отмечает, что «первой серьезной ошибкой Петра, затруднившей осаду крепости, стало разделение войска на три самостоятельные части»1, потому что, как отмечает К. Валишевский, «генералы, из которых, по крайней мере, один (Лефорт ) не имел никакого представления о войне, начали ссориться между собой сейчас же по получении власти»2.

Этот факт опровергает то идеалистическое представление об отношениях между сподвижниками императора, которое возникает после изучения основного материала об эпохе Петра Ι. Несомненно, между вельможами нередко возникали серьезные конфликты, и отношения Ф.А.Головина с другими приближенными царя – не исключение. Однако до нас дошли лишь немногие факты об этом: один из них приведен выше. Также К. Валишевский упоминает о небольшом бытовом конфликте, возникшем между Ф.А.Головиным и самим Петром: адмирал «терпеть не мог уксуса, и потому отказался есть салат. Петр влил ему в рот насильно, едва не задушив его, целую бутылку уксуса»3.

Итак, вернемся к походу на Азов. Гордон должен был прибыть к Азову из Тамбова, а «отряды Головина и Лефорта из Москвы поплыли по Москве-реке, перебирались на Оку и на Волгу, но суда были неудовлетворительные»4, поэтому путь до Азова для Ф.А.Головина и Лефорта был очень трудным, требовалась стойкость, мужество, энтузиазм и выносливость.

Армия подступила к Азову лишь в конце июля 1695 года. Войсками командовали вышеупомянутые командиры, в том числе и Ф.А.Головин, сам же император присутствовал в должности бомбардира, под именем Петра Михайлова. Таким образом, на плечи Ф.А.Головина ложилась огромная ответственность: он вместе с Лефортом и Гордоном фактически командовали армией при осаде Азова. Между тем, крепость была основательно укреплена – «обнесена каменными стенами, впереди которых возвышался земляной вал, ров с деревянным частоколом. В полуверсте находились еще два земляных вала, а в трех верстах стояли две башни, между которыми были протянуты три железные цепи, преграждавшие выход судам из реки в море».1 По описанию ясно, что такую укрепленную крепость смогли бы взять только очень хорошо подготовленная армия и мощный флот, однако тогда еще « русские не имели флота».2 Убедившись в том, что осада крепости не принесет желаемых результатов, армия приступила к штурму, однако, не имея достаточного количества припасов и измотанная постоянными вылазками турок во время осады, армия оказалась не способной взять Азов. Свою отрицательную роль сыграло и предательство голландского матроса на русской службе Якова Янсена, который сообщил турам, что русские обычно отдыхают после обеда. Они воспользовались этим и нанесли и без того слабым войскам большой урон.

В конце сентября был предпринят еще один штурм, но и он не увенчался успехом. 27 сентября русская армия отступает, оставив в занятых башнях сильные гарнизоны.

Таким образом, первый поход на Азов вошел в историю как «поход о невзятии Азова».

Этот поход был первым серьезным опытом Ф.А.Головина в сфере военного искусства, своего рода жизненным уроком, научившим его выступать в роли командира, военачальника.

Если Нерчинский мирный договор 1689 года – это первый дипломатический опыт Ф.А.Головина, то первый Азовский поход – первый опыт в качестве военного деятеля.

В тот непростой для Ф.А.Головина 1695 год в его семье происходит радостное событие – рождается сын, Николай Федорович, который в будущем, подобно своему отцу, займет высший пост во флоте.


§2. Азовский поход 1696 года.

Тяжелый урок 1695 года не вверг государя в уныние: он пригласил заграничных корабельных мастеров и военных офицеров. Было запланировано построить флот к весне 1696 года, что являлось крайне трудной задачей, требовавшей гигантских усилий. Работы начались зимой 1695 года. «В Воронеже, а также в других местах небывало интенсивными темпами развернулось строительство кораблей»1. За зиму постройка кораблей заметно продвинулась вперед. Весной император поселился недалеко от Воронежа и сам « почти без посторонней помощи построил самую большую и самую легкую на ходу галеру «Принципиум»»2.

К началу апреля были спущены на воду 2 корабля, 23 галеры, 4 брандера, также было готово более 1500 судов, предназначенных для транспортировки снарядов, оружия и различных запасов.

Командование сухопутными войсками было поручено генералиссимусу Алексею Семеновичу Шеину и генералу Федору Алексеевичу Головину. Однако, на этот раз, «фактическим руководителем похода»3 стал сам император.

Сухопутные войска отправились в поход 23 апреля 1696 года, а флот – 3 мая.

16 июня началась осада крепости: «войска заняли под стенами Азова прошлогодние траншеи и начали обстрел города».4

Н.Н.Молчанов отмечает важнейшую особенность осады Азова – «решающие для исхода операции события разыгрались на воде»5. Таким образом, Ф.А.Головин во время осады крепости находился, можно сказать, в самой напряженной точке. Головин, «делая над неприятелем поиски на море, не пропускал ни одного судна в осажденную крепость, овладел одиннадцатью тумбасами, которые были нагружены военными снарядами и другими потребностями»1. Все перечисленные выше заслуги Ф.А.Головина при штурме турецкой крепости поражают своей масштабностью. Второй Азовский поход и взятие крепости раскрыли во всей его значительности военный гений Ф.А.Головина, представили его в роли талантливого военачальника.

Несомненно, победа русской армии была принята с безграничной радостью, как Петром, так и его ближайшими соратниками, в первые ряды которых входил и Ф.А.Головин.

30 сентября 1696 года состоялся триумфальный въезд победителей в Москву. Специально для этой торжественной церемонии была воздвигнута триумфальная арка. Ф.А.Головин ехал перед Шеиным и Лефортом «в карете, запряженной шестью лошадьми»2.

Головин был «награжден золотой медалью, кубком, кафтаном парчовым на соболях и получил еще в Кромском уезде (Орловской губернии) село Молодовское городище с деревнями, всего 57 дворов»3. Очевидно, что столь обильные награды мог получить только тот, кто действительно отличился в походе. Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: во втором Азовском походе Ф.А.Головин предстал, как блестящий полководец, талантливый стратег, вклад которого в победу мало называть значительным.

Общие итоги второго Азовского похода, несомненно, были положительными для России: во-первых, заметно возрос авторитет государства среди стран Европы. Обобщая их реакцию американский историк Роберт Мэсси пишет: «Новость о победе Петра под Азовом вызвала удивление и уважение»1. По словам историка С.М.Соловьева, «русские люди впервые были порадованы блестящим делом русского оружия»2.

Захватив турецкую крепость, Россия получила выход к Азовскому морю, « но до превращения ее в морскую державу было еще далеко. Предстояла нелегкая борьба за выход к Черному морю, за право пользоваться проливами»3.

Важным итогом победы было и то, что «на деле теперь доказано было превосходство нового вооружения и нового военного строя; доказывалось, что постройка кораблей не прихоть»4, а необходимость.

^ Глава ΙV. Дипломатическая и военная деятельность Ф.А.Головина в годы Северной войны.

§ 1. Подготовка к Северной войне.

Всякая дипломатия есть продолжение войны другими средствами.

5894092483619400.html
5894176546372273.html
5894425265711730.html
5894502276826888.html
5894723844813060.html